Институт Океанологии РАН
Физика океана, морская геология, морская биология, морская техника
English | Russian
Главная arrow Новости ИО РАН arrow Интервью А.М.Сагалевича изданию «Газета для профессионалов-ПРОФИ»
Интервью А.М.Сагалевича изданию «Газета для профессионалов-ПРОФИ» Печать E-mail

Юбилей - 75!

Никогда всерьез не задумывался над этим понятием - юбилей. Промелькнули 50-летний, 60-летний, 70-летний, но я никогда не чувствовал, что становлюсь старше или старею. Со мной всегда были мои любимые занятия: моя работа с глубоководными погружениями, баскетбол, в который я играю с 12-летнего возраста и играл в команде мастеров, гитара с моими песнями, которые не перестаю писать и, конечно, джаз, который очень люблю, который заряжает энергией и сопровождает всю мою жизнь.

В молодости даже играл в оркестре с музыкантами, которые стали великими. А если задуматься, то все эти занятия объединяет одно великое понятие - импровизация, порождающая свободу мышления, свободу действий, непредсказуемые решения как жизненных, так и профессиональных вопросов. Это и есть то огромное удовольствие, которое может получить человек от жизни. Разумеется, главное - это работа, профессиональная деятельность, а у меня - это глубоководные исследования океана с погружениями на большие глубины, а все остальные занятия, перечисленные выше, помогают жить и способствуют успеху в главном, поддерживают тонус и создают хороший настрой, заряжают на покорение казалось бы недоступных жизненных вершин. Поэтому и юбилеи проскакивают незаметно, как верстовые столбы на длинной дороге жизни. Конечно, не обходится и без трудностей, без вынужденных остановок, которые происходят по независящим от нас обстоятельствам. Но это тоже полезно, а иногда и необходимо. Это дает возможность оценить то, что сделано, и посмотреть в будущее с позиций накопленного опыта и приобретенных знаний. В такой ситуации находимся сейчас и я, и коллектив моей Лаборатории, которой в этом году исполнилось 34 года.

Если посмотреть назад, то нами проведен такой широкий комплекс научных исследований и специальных глубоководных операций, который не сделала ни одна подводная команда в мире: и научные исследования гидротермальных полей (более 20 в Атлантике и Тихом океане); и работы на АПЛ «Комсомолец» и «Курск», и съемки фильмов с Голливудом на «Титанике», «Бисмарке», японской подводной лодке I-52 и других затонувших объектах; и единственное в истории погружение под лед в точке Географического Северного полюса (4300 м), и трехлетний цикл исследований озера Байкал и другие глубоководные операции. В прошлом году мы отметили 25-летний юбилей аппаратов «Мир», и они по-прежнему в отличном техническом состоянии.

В этом году группа ученых нашего Института, в которую вошел и я, получила премию Правительства России за исследования гидротермальных полей на Срединно-Атлантическом хребте (САХ). Кроме того, получена лицензия сроком на 15 лет от Международной организации по океанскому дну на разработку сульфидных руд в исследованных нами районах Северной Атлантики. В настоящее время мы ждем выделения финансирования и надеемся, что эти первые работы на больших глубинах с реальным промышленным выходом будут весьма эффективными. Вообще всегда интересно делать что-то новое, и я полагаю, что недалеко то время, когда начнется добыча полезных ископаемых с больших глубин океана. Анализ поднятых образцов в ряде районов с гидротермами на дне показывает, что концентрация металлов в них в несколько раз превышает их концентрацию в рудах, добываемых на суше.

Разумеется, организация добычи полезных ископаемых в океане предполагает разработку новых технологий, требует больших финансовых вложений. Но это, несомненно, оправдает себя в будущем. И отрадно, что мы будем стоять у истоков этого процесса. Вот она - новая вершина! Ведь жизнь состоит из покорения намеченных целей, которые я называю вершинами, и восхождение на каждую из них приносит большое удовлетворение. В одной из моих песен есть такие слова:

«Цели ты сам себе намечаешь,
Сам к ним стремишься в борьбе.
Если вершину свою покоряешь,
Это награда тебе».

Этот принцип и был основой моей жизни в течение последних 42 лет - с того момента, как я начал заниматься созданием и эксплуатацией глубоководных обитаемых аппаратов. А отправной точкой был выезд в Канаду в 1971 году. Тогда по заказу нашего Института фирма HYCO в г.Ванкувер должна была построить глубоководный обитаемый аппарат «Пайсис» с рабочей глубиной 2000 метров. Инициатором этого проекта был директор Института Андрей Сергеевич Монин. Его заместитель по океанологической технике Игорь Евгеньевич Михальцев был назначен руководителем проекта. Он и предложил мне поехать в Ванкувер в качестве представителя Академии наук СССР. Я согласился сразу. Тогда я занимался геофизическими исследованиями осадочной толщи на дне океана с помощью созданной мною системы непрерывного сейсмического профилирования с электроискровым излучателем. Это была первая мощная система такого типа в СССР. Ею были оборудованы основные научно-исследовательские суда Института того времени: «Академик Курчатов», «Дмитрий Менделеев», «Витязь и «Академик Вавилов».

Искра о научно-исследовательском подводном аппарате была заронена еще в 1967 году, когда в порту Момбаса, куда заходило НИС «Академик Курчатов», мы встретились с Жаком Ивом Кусто. В этот порт зашло его судно «Калипсо» с ныряющим блюдцем «Дениза» на борту. Я залез внутрь «Денизы» и подумал, что было бы здорово увидеть то, что происходит на дне океана через иллюминаторы подводного аппарата. Но это были пока мечты. И вот предложение И.Е.Михальцева. Мечта, засевшая где-то в глубинке одной из извилин, становиться явью!

Не буду описывать всех перипетий, связанных с созданием «Пайсисов», но скажу лишь, что первый мой выезд в Канаду окончился неудачей, т.к. эта техника относилась к разряду стратегической, и существовало эмбарго на поставку ее в «Восточный блок». Аппарат «Пайсис IV» был практически готов, но вмешались американцы и заставили канадское Правительство отозвать экспортную лицензию на поставку аппарата в СССР. Но тандем «Михальцев-Сагалевич», как его называли во Внешторге, продолжал работать, и в 1974 году был заключен новый контракт с фирмой HYCO на поставку двух аппаратов «Пайсис», которые были поставлены в СССР в 1975 и 1976 гг. Здесь также пришлось преодолеть много барьеров, связанных с действующим в то время эмбарго. Для меня это была большая школа не только создания ГОА, ибо я проработал на одной из лучших фирм мира в течение 2,5 лет, но и международных отношений, в которых существовало много нюансов.

После приемки второго аппарата «Пайсис XI» И.Е.Михальцев (еще в Ванкувере) спросил меня: «Ну, что дальше?» Я ответил: «6000 метров». Почему 6000 м? Потому что с помощью таких аппаратов мы могли бы работать на 98% площади Мирового океана от поверхности до дна. Это была отправная точка по созданию «МИРов».

А далее в течение десяти лет (1976-85 гг.) я занимался проведением научных исследований океана с помощью ГОА «Пайсис VII» и «Пайсис XI», работая в качестве руководителя подводных операций и пилота. Одновременно я занимался разработкой технического задания на новые аппараты с глубиной 6000 м и поисками фирмы-изготовителя за рубежом. Но это отдельная и довольно интересная история, которая вместе с созданием аппаратов («Мир») заняла 10 лет.

Работая с «Пайсисами» мы вышли на мировой уровень, Институт получил признание как одна из ведущих организаций в мире в области глубоководных исследований с применением ГОА. Аппараты «Мир-1» и «Мир-2» строились в Финляндии, и здесь был очень важен мой опыт, приобретенный в Канаде при создании «Пайсисов» и при эксплуатации их в океане. Следует отметить, что «Миры» были построены на фирме «Раума Репола», не имеющей опыта создания подобных технических средств. В течение 1985-87 гг. я работал на фирме в г.Тампере. Учитывая опыт создания «Пайсисов» и продолжающее действовать эмбарго, строительство аппаратов «Мир» происходило в условиях полной секретности, и я был единственным представителем Академии наук СССР на финской фирме в течение всего периода создания аппаратов.

Научные исследования с применением ГОА «Пайсис» и «Мир» были очень важны для моего становления как ученого. Мы работали в тесном контакте с геологами, биологами, гидрофизиками, геохимиками и т.д. Наши глубоководные исследования приносили взаимное обогащение знаниями, давали возможность разрабатывать новые методики исследований, внедрять новые технологии. Из крупных ученых здесь были академики А.С.Монин, А.П.Лисицын, М.Е.Виноградов, М.И.Кузьмин, Н.С.Бортников, доктора наук Ю.А.Богданов, Л.П.Зоненшайн, Л.И.Москалев и другие.

В жизненном плане мне много дал мой старший брат Валерий - профессор МВТУ им.Н.Э.Баумана, дважды лауреат Госпремии СССР. Это был мой самый близкий друг, к сожалению, очень рано ушедший из жизни. Меня всегда тянуло к людям старшего возраста. Их жизненный опыт помогал в сложных жизненных ситуациях, их советы, порой, предупреждали опрометчивые поступки. Среди них были участники войны Николай Николаевич Бирюков и Анатолий Сергеевич Сусляев. Последний был настоящим профессионалом, для которого не было секретов в механике. Это было и конструкторское бюро, и механические мастерские в одном человеке. Я был очень счастлив работать с ними. К сожалению, учителей или наставников в моей жизни не было. Заочное высшее образование, соискательские кандидатская и докторская. Но были люди, у которых было чему учиться и в жизненных, и в научных направлениях. Я безмерно благодарен и А.С.Монину, и Б.В.Шехватову, и О.Г.Сорохтину, и И.Е.Михальцеву и другим людям, с которыми мне довелось соприкоснуться.

И снова к юбилею. Да, жизнь посвящена глубоководным исследованиям океана. Конечно, океан - это другой мир. Погружаясь под воду, человек уходит в чуждую ему среду. Когда-то я написал такие строки о своих ощущениях под водой:

И снова радость нехоженых дорог,
И снова тень волнующих тревог,
И снова ощущений новизна:
Неповторимый мир и Глубина.

Лучше не скажешь. И однажды это ощутив и поняв, ты навсегда отдаешься этому удивительному миру. Он тебя тянет, он тебя влечет. Он становиться частью твоей жизни, пожалуй, даже главной. И глубина входит в твою жизнь, в твои взаимоотношения с людьми. И еще слова из другой песни (Мы всплываем):

Пришла пора прощаться с глубиной
И возвращаться в славный мир земной,
И вот мы на поверхности уже.
Но глубина живет у нас в душе.

Глубина проникает во все твои клетки и делает твою жизнь глубже и прекраснее и в любви, и в дружбе, и во всех земных делах. И очень хочется передать это необыкновенное чувство окружающим тебя людям. И ты счастлив, если это удается.

Если говорить о профессионалах, высококлассных специалистах, то, конечно, все начинается с получения глубоких знаний и навыков в работе, которые развиваются и углубляются в рабочем процессе. Я не сомневаюсь, что талант есть во всех людях. Однако не все находят именно то, к чему они более всего способны, для чего они созданы. Не все находят себя в жизни. Но в любом случае трудолюбие, стремление к совершенствованию себя в профессии приносят свои плоды. Только упорный труд - будь то у станка или в научных изысканиях, или в спорте и т.д. - делает человека настоящим профессионалом. В моей песне «Профессионалы» есть такие стоки:

Чтобы дело постичь, ты не спишь по ночам
Или мышцы терзаешь до боли,
Не растрачиваешь главное по мелочам,
Не жалеешь ни крови, ни соли.

Конечно же, труд должен быть осмысленным и основываться на уже имеющемся опыте в данной профессии. Настоящих профессионалов отличает не только незабвенная преданность делу, но и кристальная честность, высокие моральные и волевые качества. Если говорить о примерах, то будет правильным привести два. Это высочайшей квалификации механик, участник ВОВ Анатолий Сергеевич Сусляев, с которым мне посчастливилось работать в течение 23 лет. Он работал в моей Лаборатории и ушел из жизни в возрасте 82 лет. Для него не было секретов в его профессиональном деле, у него не было секретов во взаимоотношениях с окружающими. Кроме того, его отличала исключительная скромность.

Второй - кинорежиссер Джеймс Камерон. О нем бытуют разные мнения: деспот, эгоист и т.д. Но мое твердое мнение - настоящий профессионал. В кинопроизводстве для него нет секретов. Но в то же время он дотошно и до конца рассекает суть проблемы, влезает в нее с головой, ловит все положительное, что говорят другие, воплощает эти мысли в жизнь, т.е. в кино, но все идеи выдает за свои. Это, конечно, неправильно, но и у профессионалов могут быть недостатки, которые им можно простить за те великие дела, которые они делают. Конечно, лишь в том случае, если они не наносят вреда окружающим. Джим, работая с нами (а он снял с помощью «Миров» 4 фильма), сделал 51 погружение: правда не пилотировал, а лишь работал как режиссер и оператор. Но с головой вошел в подводный мир, снявши фильмы и о «Титанике», и о «Бисмарке», и о гидротермальных полях на дне океана. Кроме того, мы с ним провели единственную в истории прямую телетрансляцию с глубины 3800 м - с «Титаника».

Эта глубоководная школа не прошла для Джима даром. В 2005 году мы обсуждали с ним возможности погружения в самую глубокую точку планеты - в Марианскую впадину (11000 м). Результатом той беседы явилось создание одноместного ГОА «DeepSea Challenger» и сольное погружение Джима на глубину 11034 м. В создании аппарата «DeepSea Challenger» я также участвовал на отдельных этапах, в конструкцию вложены и некоторые мои идеи. Я присутствовал на этом историческом событии, находясь на борту судна «Сапфировая русалка». Мне было приятно, что Джим называл меня «Mentor» (учитель, наставник). Конечно, для того, чтобы совершить такой прыжок в бездну, нужно обладать высокими профессиональными качествами...

Я мог бы провести еще несколько примеров, но на мой взгляд, эти два - наиболее яркие, хотя и разные и по роду деятельности, и по возрасту.

Мы живем на планете «Океан», ибо 70% поверхности Земли скрыты от человеческого глаза под водой. И конечно, океан, являясь огромным конденсором, определяет климат нашей планеты, в нем скрыты огромные энергоресурсы, минералы, биоресурсы и т.д. Поэтому регулярные исследования океана необходимы. Глубоководные исследования должны иметь практическую направленность. Прежде всего, нужно думать о безопасности населения мира, а ведь именно в океане зарождаются катаклизмы, приносящие большие несчастья. Это - и землетрясения, и ураганы, и цунами и т.д. И до сих пор мы не умеем предсказывать начало этих катаклизм. Поэтому исследования зон субдукции, рифтовых зон, находящихся на стыках литосферных плит, и других районов очень важно. Другой важной задачей является определение масштабов залежей минералов на дне, о чем говорилось в начале интервью. Такой подход дает возможность определить, насколько рациональны разработка новых технологий для добычи минералов и сама добыча. Конечно, очень важной задачей является добыча нефти и газа, ибо под водой скрыты несметные запасы углеводородов. Сейчас широким фронтом идет освоение шельфа в этом плане, но глубокий океан и Арктика, под дном которой таятся огромные запасы нефти и газа, ждут своего часа. Можно назвать и много других задач, требующих для их решения применения глубоководной техники, в том числе и обитаемых аппаратов. Все это требует больших финансовых вложений, которые в настоящее время очень далеки от требуемых величин, а потому и наши знания об океане довольно малы.

Что касается человеческих отношений, то в них главное - это честность и взаимное доверие. С этого все начинается, без этого невозможны никакие великие дела. Многолетняя проверка этих качеств укрепляет отношение и перерастает в дружбу. Дружба - это не любовь, она не возникает внезапно, с первого взгляда. Это великое понятие, которое делает жизнь прекраснее, помогает в радости и в горе, в критических жизненных ситуациях.

Если говорить о профессиональных достижениях, то конечно, высшей точкой является создание аппаратов «Мир-1» и «Мир-2». Здесь потребовалась концентрация всех приобретенных знаний, опыта глубоководных погружений. Гениальность - это простота. Вот и «Миры» довольно просты в устройстве, но как показала практика, очень надежны. Ведь до настоящего времени было создано всего 9 ГОА, способных погружаться на 6000 м и глубже. В 1994 году Американский Центр развития технологий признал «Миры» лучшими техническими средствами этого класса из всех, создававшихся до настоящего времени.

Если же говорить о глубоководных операциях, то наиболее важной вершиной были океанические испытания «Миров» на 6170 м («Мир-1») и на 6120 («Мир-2»), в которых я был пилотом-испытателем. Причем оба аппарата были испытаны в течение 36 часов с перерывом между погружениями в 8 часов.
Ну, и конечно, погружение под лед на Северном полюсе. Здесь потребовалась концентрация всех профессиональных знаний и навыков, волевых качеств. Это было уникальное погружение на глубину 4300 м - единственное в истории.

Конечно, вершины в жизни не должны кончаться. Поэтому и осталось что-то задуманное, но не неосуществленное. Хотелось бы воплотить в жизнь задуманную еще в 1992 году кругосветку с погружениями «Миров» в 80 точках Мирового океана. И хотелось бы собрать мою старую команду, ибо некоторые из моих учеников и последователей в трудные времена ушли из Лаборатории ввиду очень низкого уровня финансирования, но душой они остались со мной. Иногда они приходят, вспоминают старое и говорят, что это было самое лучшее время в их жизни. Это и Коля Шашков, и Дима Васильев, и Андрей Андреев, и Леня Волчек, и некоторые другие.

Вы спрашиваете о величии России. Да это великая страна, это наша Родина, и я лично всю свою жизнь стремился «прославить Отечество». Это было мое кредо и, если это удавалось, я испытывал большую гордость в душе. Так формируется величие народа, которое и делает нашу Россию Великой.
Мои детские и молодые годы прошли в Подмосковье, и там мои любимые места для провождения свободного времени, для отдыха, для изложения творческих мыслей, а иногда и для работы за столом с ручкой, бумагой, книгами. В Подмосковье я отдыхаю душой.

Я не считаю юбилей общественным праздником: это мой семейный праздник. И обычно я отмечаю его в кругу семьи. Это - моя жена, два сына, три внука, две внучки и один мой давний близкий друг. А если говорить о поэтическом жизненном девизе, то его можно прочесть на диске моих песен, который вышел в 2010 году: «Не грусти, улыбнись!»

А.М.Сагалевич

 
См.также по теме
Российская академия наук
Почтовая система Ocean Институт Океанологии РАН Проект OceanDB